«Шторой» Азербайджану не прикрыться

В средине июня 2013 года в интернете появились фотографии выгрузки в одном из портов Азербайджана новой российской военной техники, в числе которой были и танки Т-90С. Уже 26 июня новые танки были продемонстрированы во время парада в Баку.

18 июня российская газета «Ведомости» опубликовала статью, в которой со ссылкой на «два источника в российской оборонной промышленности» было сообщено, что по контрактам заключённым в 2011-2012 гг. Азербайджану планируется поставить, в том числе, три батальона (94 единицы) танков Т-90С. При этом кроме контракта на приобретение танков, Азербайджан заключил и опцион на покупку ещё 94 единиц Т-90С. Однако вполне возможно, что Азербайджан ограничится всего 94 единицами танков «Владимир».

В конце 2013 года, российский «Центр анализа мировой торговли оружием» опубликовал отчёт, в котором приводится оценочная стоимость указанного контракта. Цена приобретения Азербайджаном 94 единиц Т-90С определена «ЦАМТО» в сумму $320 млн. То есть один танк «Владимир», предположительно, обошёлся Азербайджану в сумму $3,4 млн.

В данной статье не будет рассматриваться целесообразность приобретения танков Т-90, в то время как сама страна-производитель отказалась от их приобретения и предпочитает модернизировать до их уровня танки Т-72. Об этом писал и Razm.info. Одним из отличий азербайджанских Т-90С от модернизированных российских Т-72, является наличие у Т-90С станции оптико-электронного противодействия (СОЭП) ТШУ-1-7М, которая вместе с иными компонентами является частью комплекса оптико-электронного подавления (КОЭП) «Штора». Этот комплекс мы и рассмотрим.

Вкратце, согласно сайту разработчика, ТШУ-1-7М предназначена для индивидуальной защиты бронетехники от противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) типа «Фагот», «Конкурс», «ТОУ», «Хот», «Милан», «Дракон», «Кобра», «АТ-3» и др., использующих полуавтоматическую систему наведения в ИК-диапазоне. Принцип действия ТШУ-1-7М заключается в постановке инфракрасных шумовых помех в контур управления ПТРК, что снижает вероятность попадания ракет в защищаемый объект.

В большинстве современных противотанковых средств (ПТС) в той или иной степени используются лазерные излучатели инфракрасного диапазона (лазерный дальномер, лазерная система наведения, лазерная головка самонаведения). Если на бронетехнике установлены индикаторы лазерного облучения (а такие, в частности, входят в комплекс «Штора»), то в случае облучения боевой машины экипаж получает об этом сигнал и отстреливает (либо это делается автоматически) гранату, которая образует аэрозольную завесу затрудняющее наведение ПТС. В то же время СОЭП, в частности, ТШУ-1-7М, как уже было сказано, ставит инфракрасные шумовые помехи в контур управления ПТРК, что снижает вероятность попадания снаряда в цель.

Всё это в теории, которую активно рекламируют российские СМИ и ВПК. Если основываться на этой теории, получится, что азербайджанские танки Т-90С неуязвимы перед большинством армянских ПТС и Азербайджан имеет эффективное средство, которое он может использовать как один из элементов блицкрига в вероятной новой войне.

Соответственно Азербайджан эксплуатирует факт покупки танков «Владимир» в пропагандистских целях, и «Шторе» вместе с СОЭП отведена в этой пропаганде особая роль, так как без них Т-90С мало чем отличается от модернизированных Т-72. Но насколько эффективна «Штора» и в частности ТШУ-1-7М? Насколько совпадает теория с реальностью?

Реальность состоит в том, что, несмотря на активную 20-летнюю рекламу «Шторы», Россия смогла продать её, насколько нам известно, только Азербайджану. За это время, кроме нашего противника, танки Т-90 приобрели Индия, Алжир, Туркмения, Уганда. Однако эти страны решили не брать в комплекте с «Владимиром», по крайней мере, СОЭП.

Т-90С Индии

Т-90С Индии без СОЭП ТШУ-1-7М. Иллюстрация: bharat-rakshak.com

Самым примечательным является факт отказа от приобретения «Шторы» Индией. Индия это страна, которая минимум трижды воевала с Пакистаном и с которым она и по сей день находится в состоянии холодной войны, способной в любой момент перерасти в широкомасштабную войну. Кроме Пакистана у Индии есть более серьёзный соперник – Китай, с которым Нью-Дели имеет и территориальный конфликт. В этих условиях Индия отказывается от приобретения СОЭП и предпочитает полностью закрыть башню блоками динамической защиты. Необходимо чётко осознавать, что Индия это страна, которая в деле закупок вооружения и военной техники руководствуется только целесообразностью и рациональностью. Примеру Индии последовали Алжир, Туркмения и Уганда.

Не менее красноречивым является и фактический отказ от «Шторы» Министерства обороны самой России. Ранее МО России приобретала данный комплекс, как нам видится, с целью поддержки российского ВПК (размещение заказов и реклама). В последние же годы МО России не приобретает «Шторы» не только из-за отказа от приобретения танков Т-90. «Шторы» не наблюдаются и на модернизированных танках Т-72, активно поступающих в последние годы на вооружение российской армии. Более того, СОЭП ТШУ-1-7М отсутствует и на наиболее современном варианте Т-90 – Т90АМ/СМ (хотя возможно на нём устанавливается иная СОЭП).

Нежелание приобретать «Штору», вероятно, вызвано следующими причинами:

1. Работоспособность этого комплекса была проверена только в полигонных (читай лабораторных) условиях. Нет достоверной информации подтверждающей испытание комплекса, в частности СОЭП, в боевых условиях.

2. Заявленная эффективность «Шторы» под большим вопросом, так как неизвестно проверялись ли заявленные разработчиком технические характеристики кем-либо ещё. Нет ответов на вопросы: Проводились ли комплексные испытания «Шторы»? Какими ПТС обстреливался на полигоне комплекс? Каковы результаты? И т.п. Ответов на эти вопросы нет. Есть только реклама.

3. Даже заявленные разработчиком технические характеристики показывают, что «Штора» далеко не гарантирует неуязвимость танка. Можно говорить лишь о процентах, которые варьируются от ПТС к ПТС.

4. В случае с СОЭП необходимо отметить и узконаправленность инфракрасных прожекторов устанавливаемых на лобовой части башни, что ограничивает создание инфракрасных помех только той областью, в которую направлена пушка танка.

5. Уязвимость всех внешних, особенно оптико-электронных элементов «Шторы» перед внешним воздействием в условиях боевых действий. Дорогостоящий комплекс может быть выведен из строя и случайным близким разрывом фугаса и шальной пулей, не говоря уже о прицельном обстреле.

6. Установка комплекса, в частности СОЭП, на танк, приводит к тому, что без прикрытия динамической защиты остаются большие площади башни танка в наиболее угрожающих секторах возможного обстрела.

Кроме сказанного, очевидно, что «Штора» тем более не может быть эффективна против лучших моделей российских ПТРК. Ведь даже если предположить, что заявленные технические характеристики КОЭП соответствуют действительности и «Штора» достаточно эффективна против ранних моделей ПТРК второго поколения, то трудно предположить, что в российских ПТС не реализованы возможности преодоления КОЭП. Однако, как уже было отмечено, и против заявленных ПТС эффективность «Шторы» под большим вопросом.

Возвращаясь к вопросу неуязвимости азербайджанских Т-90С для армянских ПТС, необходимо отметить, что из всего перечня ПТС имеющихся на вооружении армянской Армии, как минимум для одного средства «Штора» препятствия не представляет. Этим средством является самоходный ПТРК «Штурм-С», который имеет, в том числе, радиокомандную систему управления в миллиметровом диапазоне. Кроме этого, в комплексе решена задача помехозащищенности от естественных и организованных радио- и инфракрасных помех различного типа. Отметим, что на вращающемся барабане только одной боевой машины «Штурм-С» устанавливаются 12 пусковых контейнеров с ракетами. А такие боевые машины на вооружении армянской Армии имеются в достаточном количестве.

Самоходный ПТРК "Штурм-С" на параде в Степанакерте

Самоходный ПТРК «Штурм-С» на параде в Степанакерте. Иллюстрация: talks.milkavkaz.net

Таким образом, как было показано, основанная на российской рекламе «Шторы» азербайджанская пропаганда имеет под собой зыбкое основание. КОЭП имеет право на существование, а Азербайджан имеет право тратить свои нефтедоллары по собственному усмотрению, однако комплекс не является и не может быть панацеей. В реальных боевых условиях пользы от «Шторы» будет мало.

Леонид Якубов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *