Командующий Армии обороны: Возмездие впереди

В номере 46 официальной газеты Министерства обороны Армении «Ай Зинвор» (Армянский Воин) опубликовано интервью министра обороны НКР-Арцаха, командующего Армии обороны, генерал-лейтенанта Мовсеса Акопяна. Razm.info приводит полный перевод интервью с армянского на русский язык:

Movses Hakobyan

Стиль равнозначной оценки некоторых международных структур даёт зеленый свет воинственным притязаниям Азербайджана.

— Господин Акопян, блестяще осуществлённую в ответ на поражение вертолёта вооружённых сил НКР специальную операцию, быть может, можно рассматривать как развязку этого прискорбного инцидента, вокруг которого прозвучали различные мнения, комментарии, однако без сомнения, что наиболее полноценную информацию и оценку случившегося можете дать только Вы – как командующий Армии обороны НКР. Как Вы считаете, возможно ли, чтобы невооружённый вертолёт, выполняющий учебно-тренировочный полёт на территории своих позиций на высоте 70 м был бы воспринят противником как угроза или нападение на их позиции, как утверждают они?

-Нет! Мы предварительно объявили о проводимых учениях и сказали, что будут участвовать также вертолёты. Поражение армянского учебно-тренировочного вертолёта со стороны азербайджанцев было предварительно запланированным действием, и противник использовал эту возможность. Очевидно, что даже при большом желании, имеющий сомнительные умственные способности рядовой азербайджанский военнослужащий, не мог бы воспринимать полёт нашего вертолёта, как угрозу.

— Тем не менее, какова ваша гипотеза, почему, с какой целью был подбит армянский вертолёт? Имея в виду азербайджанское безумство по героизации Сафарова, зарубившего спящего армянского курсанта, можно подумать, что азербайджанская сторона пожелала преподнести собственному народу ещё одного «героя». С другой стороны, азербайджанцы не могли не понимать, что невообразимая подлость по поражению безоружного вертолёта подорвёт их авторитет на международном поприще.

— Когда речь касается азербайджанцев, необходимо предметы и явления рассматривать не с позиции здоровой логики, а с точки зрения их специфического мышления и менталитета. Для народа, считающего геройством убийство с помощью топора спящего армянина, поражение армянского вертолёта (хоть и безоружного, хоть и осуществляющего учебно-тренировочный полёт) является большим геройством. Вспомните, как месяцами ранее азербайджанская сторона искусственно обострила напряжённость на армяно-азербайджанской границе и какой урок получила… Поражение армянского вертолёта было попыткой смягчить симптомы страха у собственного народа и армии.

— А были ситуации, когда мы могли уничтожить азербайджанские вертолёты?

— Точно таких ситуаций не было. Однако в других случаях мы неоднократно могли уничтожить азербайджанские вертолёты. И сейчас тоже можем.

— А почему не уничтожали? Почему не уничтожаем?

— Потому что мы не азербайджанцы. Мы армяне. Мы не уничтожаем воздушные силы, которые выполняют учебный полёт на собственной территории.

— По вашему мнению, реакция международных инстанций была адекватной?

— Нет, не была адекватной! Равнозначно направленные азербайджанской и армянской сторонам увещевания, мягко говоря, не были адекватными. И должен сказать, что стиль работы некоторых международных структур по выравниванию, «смешиванию мокрого с сухим» даёт зелёный свет воинственным притязаниям Азербайджана.

— Почему специальная операция по эвакуации тел и останков погибших пилотов и деталей вертолёта оценивается военными экспертами как исключительная?

— Эта операция была исключительной в первую очередь своей секретностью. Операция длилась 10 дней, вместе с планированием и подготовительными работами. Операция была исключительной также своей сложностью. Место падения армянского вертолета было ближе к азербайджанской позиции. Территория была заминирована и с армянской, и с азербайджанской стороны. Азербайджанцы сделали всё возможное, чтобы расстроить операцию, и противостояние было очень большим. Операция была осуществлена в очень плохих погодных условиях, когда даже приборы видения не работали.

— Правда, что азербайджанцы имеют 7-10 жертв?

— В отличие от азербайджанцев мы не можем публиковать неуточнённую информацию. Во время операции азербайджанское противодействие было нейтрализовано, говоря точнее – огневые точки были подавлены. С азербайджанской стороны несколько человек точно поражены, возможно что и 7-10 человек, точную цифру не могу сказать.

— Эта славная операция была нравственной и военной победой ВС НКР над ВС Азербайджана. Многие считают её беспримерным подвигом.

— Если вы заметили, я избегаю громких слов. Скажу так – нашим парням была дана сложная задача, и они с честью выполнили её.

— … И без жертв и потерь. Жаль, что имена участвовавших в операции военнослужащих не публикуются. Они герои, исключительные храбрецы.

— Не исключительные! Перед кем была поставлена задача, тот и исполнил её. Подобных храбрецов в армии НКР много. Мы, если будет необходимо, будем снова и снова осуществлять сложные и успешные военные операции, с множеством других храбрецов.

— Специальная операция была обещанным возмездием азербайджанцам, или?…

— Это была операция по эвакуации тел и останков наших лётчиков, а также обломков вертолёта. Возмездие впереди. Ещё раз хочу выразить соболезнование нашему народу и родственникам погибших летчиков.

Гаяне Погосян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *