Турколог Левон Овсепян комментирует решение турецкого парламента по Сирии

Как уже сообщало Razm.info, турецкий парламент дал правительству разрешение на проведение военной операции в Сирии. По нашей просьбе это событие прокомментировал научный сотрудник Института востоковедения НАН РА, турколог Левон Овсепян.

Турколог Левон Овсепян

— Господин Овсепян, 4 октября парламент Турции большинством голосов одобрил мандат армии на проведение трансграничных операций в Сирии. В первую очередь против кого направлено это решение?

— Следует отметить, что турецкое правительство еще до последних событий на турецко-сирийской границе намеревалось обратиться к парламенту для одобрения мандата на проведение трансграничных операций в Северном Ираке. Предполагалось обсудить этот вопрос 4 октября. Эти полномочия были даны турецкой армии в 2007-ом году и регулярно продлевались на год. Турция всего лишь включила в этот список и Сирию, что было обусловлено последними событиями. То есть в случае необходимости Турция может провести трансграничные операции и на территории Сирии, так как согласно турецкой конституции, такие полномочия армии предоставляет парламент. Полагаю, что в контексте этих событий данный инцидент послужил для Турции удобным поводом для включения Сирии в этот список. Прежде всего эта акция носит предупредительный характер, но, полагаю, Турция тем не менее прибегнет к ограниченным военным трансграничным действиям.

— Означает ли это, что в скором будущем начнется турецко-сирийская война?

— Этот вариант нельзя исключать, однако, по всей вероятности, Турция попытается самостоятельно разрешить вопрос приграничной зоны безопасности. В этом направлении она предпринимает шаги и пытается достичь соглашений с Западом. В этом смысле Турция оперирует следующими доводами: вопрос сирийских беженцев, число которых достигает 90 тысяч, сложившаяся [напряжённая] ситуация и заявления о курдских боевиках в приграничных областях. А обстрелы, возможно, стали всего лишь последним и самым тяжеловесным аргументом.

— Можно ли считать постановление турецкого правительства возможной угрозой не только для Сирии, но и для всех соседей Турции?

— Не думаю, что эти полномочия распространяются на всех соседей, так как подобной формулировки в документе нет. В данном случае некоторые средства массовой информации использовали неправильный перевод или ошибочную интерпретацию: формулировка «зарубежные страны» была отождествлена с формулировкой «соседние страны». Однако в целом в последние годы Турция по отношению к некоторым своим соседям демонстрирует довольно агрессивную и, полагаю, непредвидимую, политику. К тому же увеличение вооружений и сверхмилитаризация Турции опасны как для региональной безопасности, так и для ее соседей.

— Когда в последний раз турецкий парламент принимал подобное решение и в связи с какими событиями?

— Турецкие вооруженные силы имеют большой опыт операций, проводимых против курдских бойцов Северного Ирака. Турецкие военные подразделения и военная авиация часто осуществляют трансграничные операции в Северном Ираке. Впервые Турция нанесла ограниченные воздушные удары по Северному Ираку в 1983 году. Впоследствии Турция получила от правительства Ирака мандат на проведение трансграничных операций. То есть, трансграничные операции регулируются соглашением между двумя странами. В частности, в 1984 году Турция и Ирак подписали протокол, предоставляющий каждой стороне право на проведение трансграничных операций до 5 км в глубину. Это соглашение соблюдалось до начала 1990-х гг, когда началась война в Заливе. Турция осуществила также широкомасштабные сухопутные операции в 1990-х гг, в частности, в 1992, 1995-97 гг. В этот период Ирак регулярно выражал свое недовольство в связи с турецкими военными операциями, однако Анкара не уступала, ссылаясь на 688-ую резолюцию СБ ООН, которая ограничивала суверенитет иракского правительства по отношению к Северному Ираку. В связи с активизицией курдских боевиков на территории Турции активизировалась и проблема проведения трансграничных операций, и в 2007 году парламент предоставил турецкой армии мандат на проведение трансграничных операций. Каждый год правительство обращается в парламент, чтобы получить разрешение на продление этого мандата еще на один год. Полномочия прошлогоднего мандата истекали в середине октября, и правительство должно было обратиться в парламент с просьбой продлить его еще на один год.

— Оппозиция в лице «кемалистов» проголосовала «против». По Вашему мнению, почему кемалисты, которые традиционно представляют интересы армии, в данном случае выступили с «миролюбивых» позиций?

— Против представленного в парламент проекта проголосовала оппозиционная Народно-республиканская партия, а вторая оппозиционная партия – «Национальное движение», которая склонна к радикальным и решительным действиям в подобных вопросах, поддержала правительство. Против выступила парламентская курдская партия «Мир и демократия». Что касается позиций НРП, то она всегда выступала с жесткой критикой внешней политики правящей «Партии справедливости и развития», полагая, что Турция сталкивается с серьезнейшими и опасными проблемами. Следовательно, выступая против этого проекта, НРП руководствуется убеждениями по предостережению Турции от разрушительного дальнейшего развития событий. НРП довольно остро критикует правительство и особенно премьера Эрдогана за втягивание [страны] в сирийскую проблему. То, что НРП выступит против, было ясно изначально.

— Какое воздействие может оказать решение турецкого правительства на стабильность в регионе?

— Еще неизвестно, какие именно действия, в каком формате и с какой вовлеченностью, предпримет Турция. По всей вероятности, она предпримет определенные предупредительные операции, опираясь на свою концепцию обороны. Это касается и сухопутных, и воздушных составляющих. Турция также попытается осуществить предупредительные действия на территории Сирии, против курдов и боевиков в северной приграничной зоне, однако это может еще более обострить ситуацию как в Сирии, так и в юго-восточных областях Турции. Несколько дней назад турецкие СМИ опубликовали информацию о том, что из тюрьмы Имарли А.Оджалан направил послание курдам и молодежи Сирии, призвав сформировать 15 тысячную армию как третью силу в противовес сирийским правительственным войскам и повстанцам. Это может иметь очень опасные последствия. Курдский фактор может стать довольно опасным для Турции. С другой стороны необходимо учитывать иранский фактор, так как прозвучали заявления, что в случае, если Турция предпримет военные операции по отношению к Сирии, иранская сторона не ограничится позицией простого наблюдателя. Следовательно, турецкое вторжение в Сирию может привести к довольно опасным развитиям в регионе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *